Хотим переманить IT-мозги Беларуси, РФ, Казахстана и Индии: интервью с замглавы Минцифры

Украинская IT-отрасль растет быстрее, чем появляются украинцы, которые способны пополнять ее ряды. Об этом сетуют в Министерстве цифровой трансформации.

По данным министерства, украинские университеты ежегодно выпускают 15-17 тысяч различных IT-специалистов. А рынок требует 40 000. Даже учитывая выпускников гуманитариев и свитчеров, на рынке образовывается кадровая дыра. Кажется, чиновники придумали, как ее заполнить.

Вчера Кабмин поддержал установление квоты на иммиграцию 5 000 специалистов из-за границы для устройства на работу в украинские IT-компании. Они получат вид на жительство и такие же условия по трудоустройству, как и украинцы. Это решение уже вызвало в сети острую дискуссию. Часть украинцев это решение горячо поддерживают, другие — остро критикуют.

Liga.Tech пообщалась с Александром Борняковым — инициатором решения, заместителем министра цифровой трансформации, отвечающим за IT-направление.

Он рассказал, откуда взялась такая идея, кого именно будут приглашать и не вытеснят ли украинцев тысячи иностранцев.


— Александр, какие проблемы существует сейчас с привлечением иностранцев, в частности айтишников, на работу в Украину?

— У нас есть рабочая виза D-04. Компания должна подтвердить, что хочет взять вас на работу. Потом вы идете и получаете эту визу, к которой привязаны как сотрудник. Если вас увольняют, то вы теряете визу и моментально покидаете территорию страны.

С помощью новой квоты компания говорит: мне нужен вот этот специалист, он входит в эту квоту. Специалист приходит в посольство, получает разрешение на въезд. Когда он попадает в Украину, то сразу получает вид на жительство. 

Он не привязан к компании и может поменять ее. Может даже стать ФОПом и работать с кем-угодно. 

Также при визе D-04 было требование к компании платить по крайней мере 10 минимальных зарплат, то есть 47 000 грн. Это, конечно, не сильно большая проблема для IT-индустрии, но это должна была быть официальная зарплата. Поэтому этим не особо  пользовались, вы же понимаете.

Сейчас же такого требования не будет, и вы сможете нанять специалиста дешевле. 

— Специалистов из каких стран вы хотите таким образом привлечь?

— Мы хотим переманить мозги с ближайшего зарубежья. Это Беларусь, РФ, Казахстан, Индия, Вьетнам и так далее.Также мы целимся на Азию.

В комментариях под моим постом с этой новостью глава компании Firefly Aerospace отметил, что для него привлечь специалистов из-за рубежа — проблема.

Так вот, по квалификационным требованиям у нас есть позиция, которая называется инженер-конструктор. По ней мы даем квоту в тысячу человек. Все, они уже могут забрать себе такого человека.

Приглашенным специалистам также нужно пройти сертификацию от Массачусетского технологического института (MIT). Это не в обязательном порядке, но желательно.

— К вам были запросы от компаний или вы делали исследование, что такие специалисты нужны?

— Мы собрали все ассоциации: IT Ukraine, Европейскую бизнес ассоциацию, Американскую бизнес ассоциацию и спросили, есть ли у них потребность. Они сказали, что да — около 10 000 человек. Мы сказали: давайте начем с 5000, если надо будет — добавим. 

— Зачем квалифицированным специалистам ехать в Украину, если можно, например, поехать например в ЕС? Не заберут ли иностранцы работу у украинцев?

— Ключевое отличие обычной рабочей визы от нашей квоты — это то, что не человек ищет компанию, а компания ищет человека. То есть организации, которые нуждаются в специалистах говорят — “я забираю эту квоту”. Поэтому мы не видим рисков, что эти люди куда-то уедут. Их будут удерживать. 

Есть исследование, по которому ежегодно на рынке появляются около 40 000 IT-вакансий в год. Из них не закрываются две трети. Мы знаем, что украинцы не способны их удовлетворить. То есть, приглашая иностранцев, мы не мешаем украинцам трудоустраиваться. Мы просто покрываем потребности компании в дополнительном персонале.

— Какие это специалисты?

 — Мы говорим о кибербезопасности, DevOps специалистах, CTO, инженерах, программистах и 500-та менеджерах.

— Вы будете делить эти 5000 человек на подпрофессии, которые вы перечислили? Или можно брать кого угодно?

— Да, есть классификатор профессий.

— Вы ожидаете, что в ближайшее время квота должна быть исчерпана и ее нужно будет увеличить, например, до 10 000?

— Нет, квота устанавливается на год. Мы надеемся, что до конца года эта квота будет заполнена. И если она заполнится условно в октябре, то уже в октябре мы на следующий год подготовим лимит 10-15 тысяч. 

Приглашая иностранцев, мы не мешаем украинцам трудоустраиваться. Мы просто покрываем потребности компаний в дополнительном персонале.

— То есть в этом году больше 5000 привлечь уже никак не получится? 

— Мы установили лимит на год. Но если будет очень нужно, можно будет, наверное, увеличить квоту через постановление Кабмина. Если она будет исчерпана через 3 месяца, мы, наверное, сядем и будем ее пересматривать.

— Некоторые украинцы опасаются, что страну заполонят иностранцы, например, индусы, и боятся их.

— Индус руководит Microsoft, индус руководит Google. Есть целый список мировых IT-компаний, которыми руководят индусы. Я с ними учился в США и c ними работал. Они не страшные, особенно если они программисты. Это не люди из джунглей — нам нужны только высококвалифицированные специалисты. Это высокоинтеллектуальные люди. Чего их бояться? 

— Будут говорить, что вы привлекаете иностранцев, пока наши лучшие кадры уезжают.

— То, что люди уезжают — это нормально. Мы живем в глобальном мире. Нельзя сегодня рассуждать такими категориями. Если человеку предложили работу за рубежом и он ушел — чего переживать? Он уехал — приехал другой на его место. Люди перемещаются.

Я понимаю: иногда обидно, что люди уезжают, я тоже иногда об этом слышу. Но я не вижу, что это тренд. Я не вижу, что это массово. У меня тоже был момент в жизни, когда мне предлагали классное предложение по работе за рубежом. Я поступил в американский вуз, уехал на два года. И что теперь?  Говорить «ой как все плохо, у нас из страны уезжают люди, потому что у нас плохое образование?»

Да, есть лучше. Но я вот получил образование и вернулся. А кто-то остался. И я не вижу здесь никакой проблемы.

Я понимаю: иногда обидно, что люди уезжают, я тоже иногда об этом слышу. Но я не вижу, что это тренд. Я не вижу, что это массово.

— Будет ли Министерство инициировать проекты по переобучению украинцев?

— Сейчас мы обсуждаем совместный проект с Госслужбой занятости по свичерам (те, кто меняют профессию — Ред). Намечается очень большой проект. Мы позже расскажем. Планируем решать вопрос уменьшения процента безработицы благодаря переобучению тех, кто стоит на учете в центре занятости.

Еще по теме

Понравилась новость? Поделитесь ею с с вашии друзъями!: